Владислав Вернигора
проект ЧекСкан
Серия интервью с фаундерами стартапов, работающих с Admitad Projects. Михаил Горюнов, глава PR-отдела стартап-студии, задает всем главный вопрос: «Что происходило с твоим проектом после того, как вы подписали оффер и начали сотрудничать с APD?»
Сегодня на вопрос отвечает Владислав Вернигора.

Что с происходило с твоим проектом после того, как вы подписали оффер и начали сотрудничать с APD?

Доукомплектовали команду — это раз. Потом делегировали часть функций, несвойственных нам — реклама, управление рекламой, такие вещи.

Это мы говорим о каких-то технических моментах типа продакшена?

Это не продакшен, это, скорее, кабинет. Потом начали работать плотно с сейлз-хаусом, зааутсорсили продажи. Потом о нас вышли статьи в журналах, в СМИ, я маме отправил одну, сказал: «Вот видишь!»

Что мама сказала?

Сказала: «Я горжусь тобой, сынок».

Главное сделано. Мама может гордиться.

Я мог что угодно прислать, она бы все равно так сказала, но это не суть. Еще сейчас отдали такую несвойственную нам функцию — типа поиска людей в команду.

Это HR?

Да.

То, что ты перечислил, — это, условно можно сказать, поддержка бизнеса в виде бэк-офиса. Начиная с HR, заканчивая PR-ом. Помимо этих моментов что еще было?

Как бы это сформулировать? У нас трекер был. Вещь полезная, я с этим согласен, но конкретно у нас какой-то определенный период времени процесс, в который принес больше…, короче, я бы не хотел акцентировать на этом внимание. Именно на части с трекером.

Окей. Сейлз. PR. HR. Реклама. Правильно?

Да. Это все суперкруто.

Суперкруто в плане чего?
В плане того, что нам туда не нужно, у нас есть возможность закрывать эти потребности, если они у нас появляются.
Грубо говоря, ты можешь сосредоточиться на основном бизнесе, и при этом у тебя не будет голова болеть, что нужно нанять еще кого-то, еще подумать?

Это большая разница. Так нельзя говорить. Вот представь, если бы ты работал в «Чекскане», например, все было бы по-другому, чем ты работаешь в АДП и помогаешь «Чекскану». Понимаешь, в чем разница?

Я пытаюсь от тебя услышать, какие у тебя ощущения. Ты мне говоришь, а я пытаюсь из этого сделать какой-то вывод, и я как раз и пытаюсь тебя подвести к нему.

Какой вывод? Я просто констатирую.

Ты мне перечислил раз момент, два момент, три момент, четыре момент. Я говорю: хорошо, что это есть, потому что позволяет тебе больше времени....

Не нанимать и больше времени для бизнеса — да, но я немножко с тобой не согласился, потому что у меня так не получается сделать.

А как получается сделать?

Немного по-другому. У нас есть возможность прийти к тебе и попросить чего-нибудь поделать с нами или выстроить. Я думаю, это, скорее, больше моя проблема, потому что я неправильно выстроил. Если бы мы садились и обсуждали наш план на месяц, что мы можем сделать для «Чекскана» — это более рациональный подход, чем просто эпизодически, когда мы видим возможность, приходим, к примеру, к тебе и говорим: «Есть такая штука, можно попробовать ее сделать».

Это требует фокуса внимания. Когда у нас есть кто-то в штате целиком, то иногда этого фокуса внимания может и не быть, есть отлаженные процессы, и они там идут. А в данном случае у нас нет отлаженного процесса, на 100 % отлаженного. Есть какой-то процесс, но нельзя сказать, что он суперсистемный, и получается, значит, нужно выступать в некой проактивной роли.

Допустим, сейлз-хаус — нужно сходить в сейлз-хаус, выступить там. Пнуть всех как-то, простимулировать. PR. Скорее всего, чтобы у нас PR появлялся в «Чекскане», мне нужно периодически к тебе приходить с разными темами, идеями, что можно поделать? Правильно же?

Да-да-да. Все так, Просто, смотри, я все пытаюсь как-то генерализировать то, что ты говоришь. Можно по-другому построить. Можно плясать от того, чего тебе не хватает. Тебе не хватает проактивности со стороны тех, о ком ты говорил. HR, PR, сейлз. Ты говоришь, что тебе нужно приходить и каким-то образом стимулировать. То есть тебе хотелось бы, чтобы движение было и с другой стороны?

Вообще да, конечно. Но это мои «влажные фантазии».
Это не «влажные фантазии». У меня нет цели, чтобы ты сказал: «Ох, как все круто, ох, как все замечательно. Давайте, пацаны, вперед!» Задача — чтобы проекты своими словами от первого лица рассказали, действительно ли то, что видится борду там вверху, соответствует тому, что в реальной жизни происходит.

Ты говоришь: «Такая проблема: есть крутые инструменты, но мне к ним нужно самому ходить и там проявлять какую-то активность, чтобы работало». Правильно?


Да. Ты хорошо это сформулировал. Мне нужно туда не лезть, но мне нужно их взять. А чтобы взять, грубо говоря, какой-то процесс действий нужно совершить. Да. В некоторых случаях маленький. В некоторых случаях немаленький.

То есть тебе не хватает некой единицы, которая к тебе приходит и спрашивает: «Влад, а что там еще, а что еще?». Да?

Я с этого и начал. Возможно, я неправильно выстроил процесс. Если бы мы садились каждый месяц с таким, условно говоря, расшаренным подразделением А и делали план по тому, что нужно сделать в течение месяца, тогда, я думаю, что этой бы проблемы не было.

Это я сейчас это понял. Благодаря нашему разговору. Видишь, какой полезный — заставил меня задуматься об этом.